ВАЛЕРИЮ ИВАНОВИЧУ ГУЛЯЕВУ 80 лет

В декабре 1960 г. В.И. Гуляев, тогда выпускник кафедры археологии МГУ им. М.В. Ломоносова, был принят в состав сектора скифо-сарматской археологии ИА АН СССР. С ним молодого ученого уже связывали и полевые сезоны, проведенные на Среднем Дону в экспедициях д.и.н. П.Д. Либерова, и дипломная работа, посвященная изучению контактов культур раннего железного века лесной полосы Восточной Европы со скифо-сарматским миром.
Заведующий отделом д.и.н. Алексей Петрович Смирнов прекрасно осознавал, что фундаментальность исследований может быть обеспечена широким привлечением сравнительно-исторического материала, поэтому вскоре В.И. Гуляеву была доверена тема «Древние цивилизации Мезоамерики: происхождение и развитие высоких культур Мексики, Гватемалы и Гондураса по археологическим данным».
Успешная ее защита в срок под руководством профессора Г.Ф. Дебеца, как кандидатской (1966), а затем в 1978 году докторской диссертации «Города древних майя: структура и функция города в раннеклассовом обществе» показали, что всемирную когорту исследователей археологии Нового света пополнил энергичный и авторитетный российский ученый.
Широкие научные познания, убежденность и большие административные способности стали визитной карточкой В.И. Гуляева как исследователя и организатора науки.
Практически четверть века своего творческого пути он отдал проблемам изучения мезоамериканских цивилизаций, его работы получили заслуженное признание у нас в стране и далеко за ее пределами.
Особенно хочется отметить возвращение Валерия Ивановича в родные пенаты. Созданный им исследовательский коллектив уже третье десятилетие ведет комплексные исследования скифских древностей Среднего Дона. Ядро этого коллектива – молодые скифологи, аспиранты профессора В.И. Гуляева.
Отдел скифо-сарматской археологии ИА РАН сердечно поздравляет Вас, глубокоуважаемый Валерий Иванович, со знаменательным юбилеем!
Примите искренние пожелания крепкого здоровья и благополучия Вам и Вашим близким, творческих успехов и достижений!

СКИФО-САРМАТСКОМУ СЕКТОРУ ИИМК (ИА) РАН 70 ЛЕТ

7 февраля 1947 года на заседании Скифо-сарматской группы сектора Первобытной культуры ИИМК АН СССР прозвучал доклад К.Ф. Смирнова «О роксоланских погребениях». В этом же году появляется книга крупнейшего специалиста по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике Б.Н. Гракова «Скiфи», который в январе 1948 года возглавил Сектор скифо-сарматской археологии ИИМК АН СССР. В издании, как бы продолжая традиции обобщающего источниковедческого исследования крупнейшего русского антиковеда М.И. Ростовцева «Скифия и Боспор» (1925), дана всесторонняя характеристика населения Скифии Геродота.
Состав небольшого в конце 40-х – начале 50-х гг. подразделения состоял главным образом из учеников профессора ИФЛИ (позднее кафедры археологии МГУ) Б.Н. Гракова, который вырастил несколько поколений талантливых специалистов в области скифоведения и сарматоведения. Эти годы были отмечены успешными защитами диссертаций П.Д. Либерова «Скифские курганы Киевщины» (1948), Н.Н. Погребовой «Грифон и его изображение в искусстве Северного Причерноморья в эпоху греческой цивилизации» (1948) и аспирантки кафедры археологии МГУ А.И. Мелюковой «Вооружение, войско и военное дело скифов» (1950), «Скифские городища Крыма» аспирантки ИИМК АН СССР О.Д. Дашевской (1954). В начале 50-х в аспирантуру ИИМК АН СССР были приняты В.Г. Петренко и М.Г. Мошкова.
Уже тогда сложились и успешно развиваются до нашего времени связи сектора скифо-сарматской археологии с кафедрой археологии Московского Государственного университета, появилась традиция растить кадры еще со студенческой скамьи. Выпускники аспирантуры ИИМК АН СССР к.и.н. И.В. Яценко и сотрудник сектора скифо-сарматской археологии в 60-е годы, а впоследствии профессор МГУ Г.А. Федоров-Давыдов вырастили поколения специалистов, среди них и нынешний состав отдела скифо-сарматской археологии.
Важнейшую роль в истории сектора имеют конференции, круглые столы и тематические совещания – своеобразные локомотивы в развитии направления в целом. Особое значение в истории сектора имело организованное по инициативе Б.Н. Гракова Всесоюзное совещание по вопросам скифо-сарматской археологии: были подведены некоторые итоги развития этого направления в 30–40-е годы, отмечена важность координации усилий научных центров Москвы, Ленинграда и Киева (Погребова Н.Н., 1954).
Материалы конференции позволяют ответить на вопрос, почему в трудное послевоенное время оказалась так востребована скифская тематика? Нет сомнения, что «история изучения скифов – это почти история археологии в России» (Смирнов А.П., 1966. С. 11). Однако решающим оказалась другая причина – это повышенный интерес к проблемам, связанным с этногенезом славян, возможным участием в нем скифских и сарматских племен. Не случайно, на втором заседании группы скифо-сарматской археологии 4 апреля 1947 года прозвучал доклад директора ИИМК АН СССР чл.-корр. АН СССР А.Д. Удальцова «Население Скифии в V в. до н.э.». Книга Б.А. Рыбакова «Геродотова Скифия. Историко-географический анализ» (1979) свидетельствует о том, что эта проблема осталась магистральной для Института археологии АН СССР – РАН на долгие годы.
Среди заслушанных на Всесоюзном совещании докладов оказалась слабо представленной сарматская тематика. Благодаря усилиям К.Ф. Смирнова – заведующего сектором в 1953-1956 гг. – восточный вектор в исследованиях затем усилился, расширилась география экспедиционных работ.
Одна из первых монографий отдела этого периода – К.Ф. Смирнова «Северский курган» ТРУДЫ ГИМ – свидетельствует о благотворном сотрудничестве с Государственным историческим музеем.
В 1956 году ИИМК АН СССР возглавил Б.А. Рыбаков, а сектор скифо-сарматской археологии Алексей Петрович Смирнов (1956‒1974) – ученики проф. В.А. Городцова и академика Ю.В. Готье. Почти двадцатилетний период А.П. Смирнов не только заведовал скифо-сарматским сектором, но и являлся заместителем директора ГИМ. ГИМовскую закалку имел еще один ученик В.А. Городцова – Е.И. Крупнов, сотрудник сектора в 1956‒1963 гг. В начале 80-х гг. в скифо-сарматский сектор из археологических фондов ГИМ перешла М.П. Абрамова.
Под руководством А.П. Смирнова в подразделении произошли серьезные изменения, вне всякого сомнения, его можно назвать архитектором скифо-сарматского отдела. К 1960 году в составе отдела трудилось 14 человек, т.е. вдвое больше, чем в начале 50-х. В декабре 1960 г. в должности ст. лаборанта был взят выпускник кафедры археологии МГУ В.И. Гуляев. В мае 1961 года из сектора славяно-русской археологии были переведены сотрудники, специализировавшиеся в области близкой к раннеславянской тематике: Ю.В. Кухаренко, В.В. Кропоткин, Э.А. Сымонович и О.Н. Мельниковская. В начале 70-х отдела насчитывал уже 24 сотрудника.
Интенсивно росла квалификация сотрудников: защищено семь докторских (Е.И. Горюнова (1962), В.И. Гуляев (1978), Ю.В. Кухаренко (1965), В.В. Кропоткин (1973), П.Д. Либеров (1971), Э.А. Сымонович (1971), К.Ф. Смирнов (1965)) и 13 кандидатских (В.А. Башилов (1967), Брыкина Г.А. (1969), Гуляев В.И. (1966), В.И. Козенкова (1969), Ю.А. Краснов (1966), О.Н. Мельниковская (1964), В.А. Могильников (1964), М.Г. Мошкова (1956), Г.Ф. Никитина (1966), В.Г. Петренко (1967), А.И. Пузикова (1972), Н.Л. Членова (1965), И.Г. Розенфельдт (1970)) диссертаций.
C 1956 году резко возрастает объем экспедиционных работ, а в них доля охранно-спасательных: в этом году было реализовано 14 экспедиционных проекта (три ‒ Куйбышевская, Чебоксарская и Чувашская ‒ под непосредственным руководством А.П. Смирнова), что в четыре раза больше, чем в предыдущие сезоны. Значительно выросла и география работ: скифские памятники Нижнего Поднестровья на западе, археологические памятники Ферганы (Киргизия) на востоке).
Исследовательский тематический охват и в географическом, и в хронологическом отношении был чрезвычайно широк. В 1961 г. А.П. Смирнов писал: «Расширение тематики скифов и савроматов и проблемы их этногенеза следует искать за пределами узкой территории, где размещалась их история, известная уже по письменным источникам». Практически, Отдел, не меняя своего официального названия «Отдел скифо-сарматской археологии», стал выполнять функции, связанные с изучением археологии раннего железного века в целом. Однако центральными остаются вопросы скифо-сарматской археологии, «История скифов, сарматов и их ближайших соседей».
Самыми первыми экспедиционными проектами сектора на скифских бытовых памятниках Нижнего Днепра (Скифская степная экспедиция) и наиболее резонансных в Неаполе скифском в Крыму (Тавро-скифская экспедиция) руководили Б.Н. Граков и П.Н. Шульц, а позднее Н.Н. Погребова. В дальнейшем они были продолжены О.Д. Дашевской и В.С. Ольховским.
Целая серия классических произведений по скифологии принадлежит А.И. Мелюковой. Скифский отряд Молдавской (позднее Западно-скифской) экспедиции изучал памятники степного и лесостепного Нижнего и Среднего Поднестровья предскифского и скифского периодов. Весомый вклад в изучение скифской культуры в целом, в частности лесостепного Днепровского Правобережья (Тясьминская и Поросская групп) В.Г. Петренко.
Одной из наиболее самых дискуссионных проблем истории скифов периода архаики остается вопрос о времени появления и характере скифов на Северном Кавказе. Заметный импульс в изучении этой темы сообщили открытия в Центральном Предкавказье подкурганных скифских захоронений, датируемых второй половиной VII – началом VI вв. до н.э. Особый интерес вызывает монументальный погребально-поминальный комплекс могильника Красное Знамя.
Свою историографию имеет проблема изучения предскифских и раннескифских памятников Восточной Европы: погребальный обряд, датировка материала и характеристика локальных групп раннескифских (В.В. Дворниченко), типология и хронология уздечных наборов и оружия памятников предскифской и раннескифской эпохи (С.Б. Вальчак), классификации и датировки лепной посуды раннескифского времени (В.Е. Маслов), вопросы раннескифской истории и хронологии скифской археологической культуры, а также типология «скифских зеркал» (Т.М. Кузнецова).
Как фундаментальный можно оценить вклад в развитие отечественной скифологии В.С. Ольховского по изучению погребально-поминальных скифских традиций и тесно связанной с ними монументальной скульптуры. Трагическая гибель только приступившего к своим обязанностям как заведущего стала большой утратой для отдела и для научного направления в целом.
Изучение локальных групп Лесостепи в рамках Донской экспедиции под руководством П.Д. Либерова, а позднее его учеников (В.И. Гуляев, А.И. Пузикова) ввели в научный оборот огромный массив памятников подкурганных захоронений и десятки бытовых памятников.
Благодаря усилиям К.Ф. Смирнова по изучению древностей Сарматии приоритетность этого направления для скифо-сарматского отдела стала несомненной. Наиболее значителен его вклад в разработку савроматского этапа по периодизации, предложенной Б.Н. Граковым. Изучение последующей раннесарматской (прохоровская) (IV‒II вв. до н.э.) культуры были рассмотрены ученицей К.Ф. Смирнова – заведующей отделом с 1993‒2002 гг. М.Г. Мошковой. Благодаря систематизации материалов по раннесарматской (прохоровской) культуры IV‒II вв. до н.э. вышло его исследование «Сарматы и утверждение их политического господства в Скифии» (1984).
Памятники поздних этапов сарматской (сармато-аланской) культуры изучаются на материалах Северного Кавказа, Поволжья и Приуралья.
В 90-е годы под руководством заведующей отделом скифо-сарматской археологии (1993‒2002) М.Г. Мошковой при участии археологов исследовательских центров Волгоградского государственного университета, МГУ им. М.В. Ломоносова и археологов из Италии (Рим, Неаполь, Болонья) был реализован проект по созданию компьютерной базы данных по погребальному обряду курганных древностей Азиатской Сарматии (VI в. до н.э. – IV в. н.э.).
Многолетние экспедиционные исследования К.Ф. Смирнова очерчивают весь ареал савромато-сарматской культуры: междуречье Дона и Волги. Сотрудники отдела с успехом продолжили заложенные им традиции. Пожалуй, наиболее масштабные связаны с исследованиями с работами в Нижнем Поволжье и южном Приуралье: прежде всего куст, к сожалению, так и неопубликованных курганных могильников Кривая Лука и опубликованные после глубоких комплексных исследований Покровские курганы на Илеке. Из указанных регионов происходят одни из самых резонансных находок экспедиций Института археологии РАН: захоронение представителя высшей воинской аристократии из могильника Косика (Нижнее Повожье, раскопки В.В. Дворниченко и Г.А. Федорова-Давыдова) и погребальные комплексы из Филипповских курганов (Приуралье, раскопки Л.Т. Яблонского).
В работе конференции по археологии Северного Кавказа, организуемой в память о выдающемся кавказоведе, сотруднике сектора скифо-сарматской археологии в 1956‒1962 гг. Е.И. Крупнове принимали участие не менее трети сотрудников сектора, в их числе и его ученики: М.П. Абрамова, В.Б. Ковалевская, В.И. Козенкова. Монография Е.И. Крупнова «Древняя история Северного Кавказа», удостоенная Государственной премии СССР, в значительной мере была посвящена древностям одного из самых ярких явлений эпохи поздней бронзы ‒ раннего железного века (ХII ‒ IV вв. до н.э.) кобанской археологической культуре. Пожалуй, на протяжении полувека традиции заложенные выдающимся ученым развивает сотрудница отдела В.И. Козенкова. Кропотливое многолетнее накопление материалов по данной тематике (раскопки памятников в Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии в 70-х годах) позволило издать серию авторских монографий по кобанской культуре Северного Кавказа. На данный момент – одной из самых изученных.
Проблемы хронологии, расселения, взаимодействия и смешения населения степей, равнинно-предгорных и горных районов изучается в секторе в разных регионах: Северного Кавказа, Средней Азии и Сибири. О скифском периоде сказано выше. В наиболее развернутом виде это реализовано в исследованиях М.П. Абрамовой, которой выделено два периода (скифский и сарматский) политического господства ираноязычных племен на территории Центрального Предкавказья. М.П. Абрамова, В.Б. Ковалевская и В.Ю. Малашев внесли свой вклад в развитие, остающейся до сих пор дискуссионной, проблемы путей формирования аланской культуры Северного Кавказа.
В середине 50-х годов экспедиции сектора появляются в среднеазиатском регионе: Ак-Бешимский отряд Киргизской экспедиции под руководством Л.П. Зяблина, в дальнейшем работы в Ферганской долине продолжили исследования Т.Г. Оболдуевой (городище Эйлатан) и Г.А. Брыкиной.
На границе южного Приуралья и Северного Казахстана вела исследования М.Г. Мошкова, в конце 80-х В.С. Ольховским был полностью раскопан культовый комплекс Байте кочевого населения на плато Устюрт. В докторской диссертации Л.Т. Яблонского – заведующего отделом скифо-сарматской археологии (2001‒2016) ‒ приведены результаты комплексных исследований населения Южного Приаралья в раннем железном веке (1991).
Не менее значителен вклад сотрудников сектора в археологическое сибириеведение. Помимо обобщающих работ, посвященных археологии карасукской культурной области и хронологии памятников тагарской культуры, Н.Л. Членова успешно разрабатывала остро дискуссионную, так называемую аржанскую проблему. В основу монографических исследований кочевников Южной Сибири В.А. Могильниковым были положены результаты многолетних, с середины 60-х до 90-х гг., сезонов Иртышского отряда Западно-Сибирской и Алейской (Алтайской) экспедиции.
Как уже указывалось выше, в конце 50-х ‒ начале 80-х гг. особую востребованность имели исследования археологических культур, связанные с праславянским горизонтом памятников Восточной Европы. Сотрудникам сектора удалось выделить из общей массы полей погребений памятников различной культурной принадлежности римского времени и времени Великого переселения народов и сформулировать особенности зарубинецкой и липицкой (Ю.В. Кухаренко), а также черняховской культур (Э.А. Сымонович, В.В. Кропоткин).
Ю.В. Кухаренко открыл и раскопал ставшие классическими могильники зарубинецкой культуры в Полесье. Памятники раннего железного века Белоруссии, в частности милоградской культуры, систематизированы в работах О.Н. Мельниковской. Серьезный вклад в изучение культурного взаимодействия варварского мира с Римом и Византией, хронологию древностей этого горизонта внес руководитель сектора скифо-сарматской археологии с 1974 по 1988 годы В.В. Кропоткин. Сотрудниками отдела велись исследования в различных частях ареала черняховской культуры: Нижнее Приднепровье (Э.А. Сымонович, О.А. Гей), Западная Волынь (В.В. Кропоткин), Приднестровье (Г.Ф. Никитина).
В 60–70-е гг. сотрудниками сектора в составе целого ряда многолетних экспедиций интенсивно изучались и памятники раннего железного века центральных районов России: Московской (А.Ф. Дубынин), Среднерусской (Горюнова), Мордовской (А.Е. Алихова)) и Поволжья (Чебоксарская (А.П. Смирнов, Ю.А. Краснов), Поволжской (А.П. Смирнов), Чувашской (А.П. Смирнов).
В Институте археологии по инициативе А.П. Смирнова был создана межсекторальная группа угро-финской археологии, которая не институализировалась, как в ЛОИА АН СССР, в самостоятельное подразделение. Это направление работ было продолжено К.А. Смирновым, который посвятил свою жизнь изучению проблем финно-угорской археологии и, прежде всего, памятникам дьяковской культуры. Изучению древностей этой культуры посвятили себя также И.Г. Розенфельд и Х.И. Крис.
Археологические культуры и археологическая проблематика не связаны с современными политическими границами, что отразилось в темах изданий сотрудников отдела: А.И. Мелюкова «Скифия и фракийский мир», Ю.В. Кухаренко «Археология Польши».
Фундаментальность исследований может быть обеспечена широким применением сравнительно-исторического материала. Об этом свидетельствуют результаты исследований данных о путях становления производящего хозяйства (земледелия и скотоводства) у населения лесостепи (П.Д. Либеров) и Восточной Европы в целом (Ю.А. Краснов) в эпоху раннего железного века. Заведующим отделом (1988‒1993) В.А. Башиловым и В.И. Гуляевым успешно разрабатывалась проблематика развития производящего хозяйства и раннегосударственных образований на археологических материалах Латинской Америки доколумбовского периода.
Об авторитете московского центра скифо-сарматских исследований свидетельствуют состав стажеров и аспирантов, регулярные защиты в ИА РАН диссертаций по данной тематике ученых из Украины (Б.А. Шрамко (1953), В.А. Ильинская (), А.И. Тереножкин (1958 г.), А.М. Лесков (1962 г.)); Поволжья (Железчиков, Скрипкин, ); Приуралья (Н.Л. Моргунова ()); Северного Кавказа (М. Багаев).
О мощном потенциале и результативности отдела свидетельствует вклад в реализацию трех общеинститутских программ: «Материалы и исследования по археологии», «Свод археологических источников» и двадцатитомную «Археология СССР». В частности, в создании шести томов «Археология СССР» приняло участие 13 сотрудников отдела, причем наиболее востребованной оказалась эрудиция ученого-сибириеведа В.А. Могильникова, который был задействован в подготовке трех томов. Сотрудникам отдела удалось издать версию тома о скифо-сарматских древностях на английском языке (отв. редакторы Дж. Дэвис-Кимболл, В.А. Башилов и Л.Т. Яблонский, 1995).
Судя по серии защит докторских диссертаций сотрудников отдела в конце 80-х – начале 90-х гг.: М.П. Абрамовой (1990), В.И. Козенковой (1990), М.Г. Мошковой (1989), В.А. Могильникова (1991), Н.Л. Членовой (1990), Л.Т. Яблонского (1991), – научная зрелость Отдела скифо-сарматской археологии на данном этапе достигает своего максимума.
Отдел скифо-сарматской археологии ‒ 2017 по составу и спектру изучаемых тематик во многом схож с сектором Б.Н. Гракова в 50-е годы. Хочется пожелать ему насыщенного научными поисками и яркими открытиями будущего.

 

РОВЕСНИЦА ОТДЕЛА СКИФО-САРМАТСКОЙ АРХЕОЛОГИИ ИА РАН

КУЗНЕЦОВА ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА

род. 22 октября 1947 г., г. Москва

Круг интересов связан с исследованием проблем скифской культуры на протяжении всего периода ее существования в Северном Причерноморье, а также с вопросами хронологии и взаимодействия скифов с народами Кавказа, Сибири и Ближневосточных государств.
После окончания школы № 551 (с геологическим уклоном) в 1965 г. и до поступления на исторический факультет МГУ работала лаборантом в НИИ Стандартизации, затем в Музее архитектуры им. А. В. Щусева.
С февраля 1968 г. работает в ИА РАН, начав с должности лаборанта, а затем мнс, в реставрационной мастерской лаборатории камеральной обработки. В октябре 1978 г. была переведена в сектор (с 1982 г. отдел) скифо-сарматской археологии, где и работала с 1986 г. в должности нс, а с 1992 г. и по настоящее время в должности снс.
С января 1996 г. по июнь 1999 г. работала (по совместительству) в спецшколе-интернате № 17 преподавателем истории и обществоведения в старших классах.
В 1975 г. окончила кафедру археологии исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (вечернее отделение). Научным руководителем дипломной работы была к.и.н. И. В. Яценко.
В 1989 г. в ИА РАН (г. Москва) защитила кандидатскую диссертацию по теме «Историко-культурные связи Скифии VI-III вв. до н.э. (Зеркала как исторический источник)». Научный руководитель — д.и.н. А. И. Мелюкова.
В качестве реставратора принимала участие во многих экспедициях ИА: в Крыму – под рук. О. Д. Дашевской, в Средней Азии – под рук. Г. А. Брыкиной, на Северном Кавказе – под рук. В. Г. Петренко и Е. М. Алексеевой, и др.

Наиболее значимой реставрационной работой, которая проводилась и в процессе раскопок, и в камеральных условиях, является консервация и реставрация всех предметов из кости Сунгирской экспедиции, руководимой О. Н. Бадером.

Являясь научным сотрудником отдела скифо-сарматской археологии работала в экспедициях под рук. А. И. Мелюковой — в Молдавии, К. Ф. Смирнова — на Урале, В. Г. Петренко — на Украине, М. Г. Мошковой — в Казахстане, П. Д. Либерова и А. И. Пузиковой — в России.

В 1985 г. была руководителем отряда Таманской экспедиции под рук. Ю. М. Десятчикова.
В 1989 – 90 гг. в качестве начальника Гиагинской археологической экспедиции,

совместно с Келермесской экспедицией Государственного Эрмитажа под рук. А.Ю. Алексеева, вела раскопки Келермесского могильника на Северном Кавказе (Адыгея).

Т. М. Кузнецовой осуществляется плодотворная работа по сопоставлению различных видов источников (археологических, документальных, литературных и астрономических), связанных с историей скифского социума, что нашло отражение в публикациях статей (более 140 работ) и монографий:

«Этюды по скифской истории». М. 1991;
«Скифы. Хрестоматия». М. 1992; «Зеркала Скифии VI-III вв. до н.э.». Том. I. М. 2002; Том. II. М. 2010;
«Анахарсис и Скил» // КСИА. Вып.178, 1984;
«О сюжете изображения на перстне царя Скила» // КСИА. Вып.186, 1986;
«Восточные музыкальные зеркала» // Петербургский археологический вестник. № 7. Спб, 1993;
«Сосуды скифов в “Истории” Геродота» // МИАР. № 6. М., 2004;
«Были ли киммерийцы кочевниками?» // Северный Кавказ и мир кочевников в раннем железном веке. М., 2007;
«Социальные индикаторы в погребальном обряде скифов (бронзовые котлы)» // Проблемы современной археологии. МИАР № 10. М., 2008;
«Хронология скифского присутствия на Ближнем Востоке (по следам Геродота)» // STRATUM PLUS №  3 (2005-2006), 2008;


«О дате основания Истрии и Борисфена» // Причерноморье в античное и раннесредневековое время, 2013;
«Начало правления Ахеменидов в Вавилонии (по хронологической шкале от падения Ниневии в 608 г. до н.э.)» // Восток, Европа, Америка в древности. Выпуск 3: Труды XVIII Сергеевских чтений. М., 2014;
«Бедный Орик» // Старожитностi степового Причерномор’я i Криму. Том. XVIII. Запорiжжя, 2015; «Скифские заимствования и хронология Келермесского могильника» // АСГЭ. Вып. 40. СПб. 2015;
«Скифские курганы и исторические персонажи V — IV вв. до н.э. » // РА. № 2. 2015;
«Серебряный килик из кургана Солоха и некоторые аспекты скифской хронологии» // Археология без границ: коллекции, проблемы, исследования, гипотезы // ТГЭ. LXXVII. СПб., 2015;
«Келермесский могильник и система скифской хронологии архаического периода // Кавказ и степь на рубеже эпохи поздней бронзы и раннего железа М., 2016;
«О времени сооружения кургана Репяховатая Могила» // РА. № 2. 2017 и др.